РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

Фаянсовая дипломатия
Что связывает британскую керамику, Крымскую войну и гибель парусника в Балтике



РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

Фаянсовая дипломатия
Что связывает британскую керамику, Крымскую войну и гибель парусника в Балтике

Лето 1856 года. Окончание Крымской войны. Вопреки разорванным экономическим связям британский парусник стремится в Санкт-Петербург и... исчезает в Балтийском море. Через полтора века, в 2017 году, водолазы Центра подводных исследований Русского географического общества (ЦПИ РГО) находят его затонувшим у острова Гогланд. Первые обследования дают представление о миссии судна. Но генеральный груз, занесённый илом, до сих пор скрывается в трюмах корабля.

Летом 2019 года водолазы ЦПИ РГО начали новый сезон работ на месте крушения судна. Они проходят на глубине 60 метров — это самые глубоководные археологические исследования в истории. Об уже поднятых со дна артефактах, вещах, одинаково нравившихся британскому королю Вильгельму IV и московским промышленникам, в специальном проекте rgo.ru.

Ценная находка
Фото: Центр подводных исследований РГО
Июнь 2017 года. На глубине 60 метров темно и холодно. Вода не прогревается выше пяти градусов. В мутном Балтийском море практически ничего не видно дальше вытянутой руки. И вот перед двумя водолазами появились тёмные очертания затонувшего корабля, предположительно – английского кеча, небольшого двухмачтового торгового судна. Оно затонуло в 180 километрах от Санкт-Петербурга возле российского острова Гогланд.

"Найти этот корабль за одно погружение было нелегко — глубина большая, а объект маленький. Да ещё и видимость плохая. Мы погружались в полной темноте", — вспоминает Сумбат Александров, водолаз-исследователь. Он был одним из первых, кто увидел судно. Вместе с ним погружался подводный археолог-реставратор Роман Прохоров.

"У нас были координаты объекта. Мы бросили свинцовый буй с верёвкой для ориентира. По ней спускались. Буй может упасть в сторону, примерно в радиусе 5–10 метров от объекта. Поэтому мы плаваем по кругу с амплитудой до тех пор, пока не упрёмся в объект. Либо пока не кончится время, — рассказывает Сумбат Александров. — На такой глубине мы можем находиться недолго. От силы полчаса. После этого нужен час на декомпрессию, то есть на подъём с остановками на определённых глубинах. Иначе начнётся кессонная болезнь".
Фото: Центр подводных исследований РГО
Водолазы осмотрели экстерьер судна. Корпус и палубное оснащение корабля хорошо сохранились. На верхней палубе в районе рубки под остатками шкафа нашли шерстяные носочки. Рядом — нактоузный ящик с компасом и ящик с инструментами. Но больше всего специалистов заинтересовала посуда. На палубе лежали три клети с сервизами. Четвёртая съехала под нос корабля, вероятно, при ударе.

"За 20 лет погружений я много всего видел под водой, но это судно стало приятной находкой из-за большого количества посуды. И она достаточно красивая. Да, это не редкая или дорогая посуда — это европейский фаянс. Но когда я впервые поднял со дна расписанную чашечку и понял, что таких предметом здесь много, радостно забилось сердце. Получится полноценная музейная экспозиция", — вспоминает Роман Прохоров, подводный археолог-реставратор.
Однако, посуда, возможно, не самый ценный багаж. Основной груз на такого типа кораблях всегда находился не на палубе, а в трюме. На "посуднике" его вскрыть не удалось. Этим летом специалисты ЦПИ РГО планируют проникнуть внутрь корабля. Попасть в трюм — нелёгкая задача, так как он полностью заилен. Сейчас один люк заколочен, а второй слишком узок — всего 70 сантиметров. Водолазы будут решать на месте, через какой из люков проникнуть.

"Это очень сложная работа — обнажить трюм от ила на такой глубине. Мы будем использовать пневмоэжектор — приспособление для размыва ила. В нашей стране подобных планомерных археологических работ на таких глубинах ещё никто не делал", — говорит Роман Прохоров.

Также специалисты ЦПИ РГО хотят точно определить тип судна: это либо кеч, либо гафельная шхуна — они весьма похожи.
Что нашли на "посуднике"
Что известно о корабле
Судно затонуло предположительно в 1856 году. Как раз в марте того года был подписан Парижский трактат, зафиксировавший окончание Крымской войны. Из Балтики ушёл англо-французский флот, открылись торговые пути. И европейские коммерсанты вновь повезли свои товары в российские порты на Балтике. Кеч, возможно, был одним из первых таких кораблей.

Стоял жаркий летний день. Внезапно началась буря. Чтобы укрыться от непогоды, капитан направил корабль за остров Гогланд. Матросы пытались встать на якорь, но выбило брашпиль, образовалась трещина в правой скуле, в пробоину хлынула вода. Судно стремительно пошло ко дну. На борту подобного корабля могло находиться шесть-семь человек. Пока нашли останки двух человек – их придавило мачтой.
"Как мы определили, что это произошло летом? На посуде есть характерный
сетчатый узор — "цек". Такие трещинки появляются в результате резкой смены температуры. Это значит, что прежде, чем погрузиться в холодные воды Балтики, посуда сильно нагрелась на солнце".
Сергей Фокин
Исполнительный директор Центра подводных исследований РГО.

Фото: Центр подводных исследований РГО
Название корабля пока неизвестно – его ищут в архивах. Судя по всему, судно плыло из Великобритании. По крайнем мере, именно об этом свидетельствует характер уже найденного груза.
Хрупкий груз
Click „Block Editor” to enter the edit mode. Use layers, shapes and customize adaptability. Everything is in your hands.
Tilda Publishing
Чашки и блюдца, сахарницы и ночные горшки — все эти предметы чудом уцелели при крушении. Они пролежали на дне больше 150 лет в холоде и темноте, благодаря чему прекрасно сохранились. Предметы пропитались илом. С одной стороны, это изолировало их от губительного воздействия кислорода, но с другой – прибавило работы реставраторам.

Предметы фабричные и расписаны вручную. На посуде есть клейма двух фирм — Davenport и Isaac Wilson & C.
Davenport
Семейное предприятие Davenport более ста лет работало в небольшом английском городе Лонпорт в графстве Стаффордшир. Его основал 28-летний Джон Давенпорт в 1793 году. Он занимался гончарным делом до самой пенсии, а когда ему исполнилось 65 лет, дело продолжили его сыновья. Затем их сыновья. Из маленького кустарного производства фирма разрослась до крупнейшего производителя фарфора и фаянса в Соединённом Королевстве. Посуду Davenport доставляли в Италию, Испанию, Перу, Бразилию и другие страны. А в 1806 году, за 50 лет до гибели "посудника", король Великобритании Вильгельм IV посетил фабрику. С тех пор посуду поставляли в королевский двор, в том числе для коронационного банкета. Тем не менее в 1886 году фирма закрылась.
Isaac Wilson & C
У этой фирмы тоже весьма занимательная история. Она открылась в 1834 году в Мидлсбро буквально сразу после основания этого крупного промышленного центра и стала одним из первых гончарных производств в городе. Тогда компания называлась Middlesbrough Pottery — по имени города. Ее открыли Ричард Отли и Джозеф Пис — брат Эдварда Писа, которого называют "отцом железных дорог". На открытие предприятия у них ушло 1700 фунтов.

Буквально через десять лет фирму возглавил Исаак Уилсон, родственник Джозефа Писа. Он переименовал компанию, и вплоть до 1882 года фирма носила его фамилию, а руководством занимались родственники. К слову, Исаак Уилсон какое-то время даже был мэром города. На производстве Isaac Wilson & C работали в среднем сто человек. Через 50 лет бизнес перестал приносить прибыль и в 1887 году закрылся из-за банкротства.
Фото: Центр подводных исследований РГО
Большинство сервизов с "посудника" фаянсовые, недорогие. Есть и фарфоровые изделия, но их мало. Фаянс — не дворянская посуда. Товар скорее всего предназначался для людей среднего достатка. Такая большая партия могла идти в парадные залы образованных обществ и по заказу купцов или промышленников. Скорее всего, английские моряки везли посуду в Санкт-Петербург, чтобы самим подзаработать.
"Недавно совершенно случайно мы обнаружили похожую посуду в Большом Меншиковском дворце в Ораниенбауме под Санкт-Петербургом. В одной из комнат находился ровно такой же сервиз, какой мы подняли с "посудника". Перевернули чашки — там стояло клеймо фирмы Davenport. Сервиз каким-то образом добрался до Санкт-Петербурга. Мы даже пошутили, что, если работники музея вдруг разобьют этот фаянс, мы знаем, где его взять".
Сергей Фокин
Исполнительный директор Центра подводных исследований РГО.

Главные экспонаты
Отреставрированные артефакты с "посудника"
Курочка — изюминка коллекции

Фаянсовая ёмкость для продуктов, изготовлена в виде наседки, восседающей на корзине. Верхняя часть снимается — и в корзину можно что-то класть. Вполне вероятно, что она предназначалась для хранения масла или яиц. Во всяком случае, внутрь можно спокойно поместить дюжину яиц. На борту нашли два таких предмета. Очищали курочку вручную два-три дня специальным раствором щавелевой кислоты.

Носки

Эти шерстяные носки были связаны в конце XIX века. Их носил человек с 44-м размером ноги. Носки разного цвета — видимо, один износился и его заменили. Вещи в те времена берегли. Есть следы ремонта. На пятке истончилась нитка и появилась первая дырочка, но заштопать её не успели.

Соусник

Один из немногих фарфоровых предметов, найденных на корабле. Соусник сделан в виде груши с двумя лепестками, которые можно заполнить соусом или вареньем. У изделия откололась ручка. Её подклеили. Фарфоровая вещь живёт дольше фаянсовой. К примеру, фарфоровая посуда может прослужить 40–50 лет, а на фаянсовой появляются трещинки через 5–7 лет.




Карта затонувших кораблей
Самые интересные находки ЦПИ РГО за последние годы
Авторы проекта
Текст, дизайн, верстка: Наталья Николаева
Редакторы: Виктор Дятликович, Наталья Мозилова
Фоторедактор: Алексей Михайлов
Видео: Ася Стародубцева
Фото: пресс-служба Русского географического общества, Центр подводных исследований РГО
Редакция выражает отдельную благодарность Сергею Фокину, Роману Прохорову, Сумбату Александрову и другим сотрудникам ЦПИ РГО за помощь в подготовке материала.